(no subject)

Канадский плакат времён Первой мировой войны, призывающий сдавать вторсырьё.
Ни на одном российском/советском плакате военного времени никогда не видел улыбающихся женщин, да ещё и сексуально привлекательных.
Что поделаешь - культурная традиция: страдальцы мы.

(no subject)

Два архетипа британской красоты. 1940-е годы:

Маргарет Локвуд







и Патриция Рок




(no subject)

Листовка Украинской повстанческой армии, 1943 год.

В СССР:
- Нет ни хлеба, ни свиньи.
Только Сталин на стене.

В "новой Европе":
- Нету хлеба и свиньи,
А есть Гитлер на стене.

В независимой Украине:
- Сало и хрен к нему есть,
Есть корова, хлеб, земля!
И все вокруг мое
И на стене в портрете - я!

(no subject)

"...шиитское движение возникло первоначально не среди персов, а среди арабов. Догматическая сторона шиитства также выработалась первоначально независимо от персидских религиозных верований, отчасти под влиянием послебиблейской иудейской догматики, но впоследствии шиитское учение, исходивших от опальных наместников и полководцев, нашло среди персов наибольшее число последователей...
Фактически борьба велась не за торжество той или другой идеи, а за торжество персидской национальности и древнеперсидских традиций.
Персия в домусульманскую эпоху в продолжение четырех веков находилась под властью династии Сасанидов; созданная Сасанидами государственная система, и по мнению современных ученых, была «величественным явлением, для Востока почти образцом благоустроенного государства». Арабским завоевателям эта система с самого начала казалась образцовой: ее влияние заметно уже в эпоху Омейядов, несмотря на арабский характер верховной власти и на стремление династии упрочить преобладание арабского элемента в государстве. Торжество Аббасидов было в то же время торжеством их персидских приверженцев. Когда аббасидские халифы решили дать правильное устройство своей обширной империи, то их помощниками в этом деле были представители не Корана и сунны, а древнеперсидских традиций, считавшие себя прямыми преемниками государственных людей сасанидской эпохи. Возникла стройная бюрократическая система, не находившаяся ни в какой связи с религиозным учением. Еще более светский характер приобрело государство, когда Аббасиды постепенно должны были уступить фактическую власть династиям персидского и турецкого происхождения, когда возникли династии, открыто ставившие себе задачей восстановление разрушенной мусульманами персидской державы, когда в самом Багдаде халифы, с 945 г., должны были уступить светскую власть персидской династии Буидов, представители которой даже на своих монетах употребляли древнеперсидский титул «царя царей» (шаханшах). Из всех элементов нерелигиозного происхождения, вошедших в мусульманскую государственную организацию, персидские бюрократические традиции оказались наиболее прочными; представители этих традиций не только в жизни, но и в своих теоретических построениях проводили взгляды, не имевшие ничего общего с религиозными предписаниями.
Трудно было бы найти в Коране и сунне подтверждение взгляда, высказанного уже в XI в., по которому чиновник стоит ниже государя, но выше подданных.
После 945 г. халифу был оставлен только религиозный авторитет; действительная власть перешла к светским правителям, султанам. Термин султан в X в. получил значение единоличного светского правителя, в отличие от духовного владыки, имама. Казалось бы, что торжество шиитских властителей, Буидов, должно было привести к торжеству шиитских халифов, Фатимидов; но этого не произошло. По рассказу историка Иби ал-Асира, буидский властитель, по совету одного из своих приближенных, решил, что для него выгоднее иметь рядом с собой халифа, которого его шиитские воины без колебания убили бы по слову государя, чем такого, которому его воины считали бы долгом повиноваться, даже если он велит им убить государя. Халиф, прежде соединявший в своих руках власть имама и султана, остался, по крайней мере, имамом; сохранялась даже фикция, что от него исходит всякая верховная власть в исламе, что все султаны обязаны получить от него инвеституру и приносить ему присягу.
Этой фикции было недостаточно для того, чтобы придать светской власти то религиозное обаяние, которое она во все времена и у всех народов считала для себя необходимым. Требовалось доказать, что обязанность повиноваться султану входит в число религиозных обязанностей мусульманина. Явились теоретики, доказывавшие, что твердая власть необходима для поддержания на земле порядка, угодного богу; что из четырех причин, удерживающих человека от своеволия — рассудок, вера, чужая власть или собственная слабость, — наиболее действительной оказывается третья, хотя бы потому, что она проявляет свое действие по отношению ко всем людям, тогда как есть люди, не внимающие ни голосу рассудка, ни голосу веры. Мухаммеду приписали изречение: «Бог сдерживает большее число людей посредством султана, чем посредством Корана». В самом Коране было найдено предписание повиноваться светской власти: «Повинуйтесь богу, повинуйтесь пророку и тем из вас, кто имеет власть» (Коран, IV, 62). Представители теократической идеи понимали под «властью» религиозный авторитет, носителями которого после смерти пророка были толкователи его учения, улемы; но чаще в приведенных словах видели предписание беспрекословно повиноваться властям предержащим. В мусульманских странах эти слова сохранили до наших дней такое же значение, какое имели в христианском мире слова апостола Павла: «Несть власти, аще не от бога» (Римл. 13, 1). Вместо теократической идеи, всегда осуждавшей наследственную царскую власть, как преступление против единого владыки, мы теперь видим сопоставление царства и веры, как двух братьев-близнецов, престола и алтаря или, по мусульманскому выражению, дворца и кафедры имама, как двух сил, поддерживающих друг друга. Таким образом, религии было оставлено только то значение, какое она имела и у немусульманских народов и в каком исламу никогда не отказывали светские правители.

Бартольд В.В. Работы по истории ислама и арабского халифата. Том 6. СТАТЬИ И РЕЦЕНЗИИ.

(no subject)

Миниатюра из "Смитфилдских декреталий".

Судя по картинке, монахи, рисовавшие картинки, ещё те шалуны были ))))

(no subject)

Рекламная серия текстильной фирмы Springs Cotton Mill 1940-50 годов.
На мой взгляд, красиво и никакой пошлятины.
Фирма основана в 1888 году и ныне здравствует.









(no subject)

"Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение — от Иудеев".
Евангелие от Иоанна 4:22
В принципе, эти слова Иисуса Христа снимают все претензии со стороны полурелигиозных националистов на его национальную и расовую идентификацию.

(no subject)

Прекрасные слова )))))

"Если б смерть мы выбирали, я бы выбрал лишь одну,
Всеблагую - лежа навзничь, жирный, с полным животом,
Говорить почти не в силах и дыша едва-едва,
Жрать и молвить, умирая: "Я от роскоши гнию".

Менандр. "Рыбаки".

(no subject)

3 декабря 1989 года президент США Джордж Буш и Генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев заявили, что их страны более не являются противниками. День вошел в историю как официальная дата окончания "холодной войны".
Этот день стал моральной катастрофой для граждан СССР, выросших и воспитанных на идее дуализма. Советский человек так и не смог переварить и усвоить мысль об отсутствии образа извечного врага, а потому извергнул ее обратно, и оставив все на своих местах, объявил Горбачева предателем. При нынешнем руководстве все вернулось на круги своя, и постсоветский человек облегченно вздохнул, снова оказавшись в привычной атмосфере вражеского окружения - США, НАТО, Запада, а также внутренних врагов России - демократов и либералов.