Category: история

Царица Арета.

Царица феаков Арета. Библиотека Цельса в Эфесе, Турция. 2 век н.э.



Одиссей, занесённый бурей на остров феакийцев Схерию, отправился в город и

"... подойдя к воротам городским, повстречал он богиню
В виде несущей скудель молодой феакийской девицы.
Встретившись с девой, спросил у неё Одиссей богоравный:
«Дочь моя! Можешь ли ты указать мне палаты, в которых
Ваш повелитель, божественный царь Алкиной проживает?"

Афина проводила Одиссея к дворцу царя Алкиноя и посоветовала ему:

"Прежде всего, оказавшись в палате, направься к царице.
Имя светлейшей – Арета."

Супруг её, Алкиной,

"... такою любовью
Семью свою окружил, и таким небывалым почтеньем
Имя царицы Ареты, что все феакийцы считают
Главным её божеством, и лишь только завидят царицу,
К ней, словно к берегу волны, без всякой причины стремятся."

И далее:

"...Если моленья твои с благосклонностью примет царица,
Будет тогда и надежда тебе, что родную отчизну,
Светлый свой дом и семейство своё непременно увидишь."

Повинуясь наказу Афины,

"Быстро палату пиров перешёл Одиссей богоравный.
Скрытый туманом, которым его окружила богиня,
Прямо к Арете приблизился он и колени царицы
Крепко обнял. И его облекавшая дымка исчезла.
Все замолчали в испуге, могучего мужа увидев.
В это мгновенье сказал Одиссей изумлённой царице:
«Дочь Рексенора, подобного силой бессмертным! Арета!
Нынче к коленям твоим, и к царю, и к пирующим с вами
Я прибегаю, плачевный скиталец. Пусть боги пошлют вам
Светлое счастье на долгие дни. Да наследуют ваши
Дети и ваши жилища, и должности ваши, народом
Данные вам по заслугам. Прошу вас, склоняясь нижайше,
Мне помогите, чтоб я, сокрушённый жестокой разлукой
С отчей землёй и родными, скорее бы мог к ним вернуться».

После того, как Одиссей поведал историю своих странствий,

"Тут белорукая слово к гостям обратила Арета:
"Что, феакияне, скажете? Станом, и видом, и силой
Разума всех изумляет нас гость чужеземный. Хотя он
Собственно мой гость
, но будет ему угощенье от всех нас;
В путь же его отсылать не спешите; нескупо дарами
Должно его, претерпевшего столько утрат, наделить нам:
Много у всех вас, по воле бессмертных, скопилось богатства".

(no subject)

Атомный скоростной поезд. США, 1979-й год.

Оснащён всеми удобствами круизного судна - бассейнами, торговыми центрами, кинотеатрами, дискотеками и т.д. Курсировал между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом со скоростью 190 миль в час.
https://www.core77.com/…/30…/Americas-Failed-1979-Supertrain

(no subject)



"Мы хотим видеть нашего фюрера".



По-видимому, эта фотография, сделанная в 1936-м году во время первомайского парада в Берлине, вдохновила придворную художницу Доротею Хауэр в 1939-м году увековечить её на полотне.

(no subject)

На мой взгляд, это стихотворение можно назвать эталоном салонно-мещанской поэзии. Невыносимая пошлятина:

Лунные блики, стройные башни,
Тихие вздохи, и флейты, и шашни.
Пьяные запахи лилий и роз,
Вспышки далеких, невидимых гроз…

Леонид Каннегисер. 1915-й год.

(no subject)

В то время мусульманские военные инструкторы вследствие превосходства мусульманской культуры пользовались таким же успехом в Европе, как теперь европейские инструкторы в мусульманских странах. В начале IX в. такой арабский инструктор жил в Византии; недовольный греками, он ушел к
болгарам, тогда еще язычникам; его советами воспользовался болгарский князь Крум и разбил войско императора Никифора I (811 г.); в битве пал сам император, и из его черепа болгарский князь сделал себе чашу. Таким образом, болгары своей первой большой победой над греками были обязаны мусульманскому инструктору.

В.В.Бартольд
ТУРЦИЯ, ИСЛАМ И ХРИСТИАНСТВО

(no subject)

Коронация Малик-шаха I. Миниатюра из книги Джами 'ат-Тавариха (буквально "сборник хроник" , но часто упоминается как Всеобщая история или История мира) Рашида ад-Дина, опубликованной в Тебризе, Персия, 1307-й год.

При Малик-шахе (1055 - 1092 гг.) государство сельджуков достигло пика своего могущества, в такой степени, что даже возник, хотя и не был осуществлен, проект разоружения, едва ли не первый в истории; мир казался настолько обеспеченным, что предполагалось уменьшить количество войска с 400 000 до 70 000.

(no subject)

Султан Мехмед Второй (1451—1481 гг.), завоеватель Константинополя.
Опираясь на слова Корана "Искушение хуже, чем убийство" (2:191), постановил, чтобы после смерти султана
убивали всех его сыновей, кроме наследника престола.
( На мой несултанский взгляд, эта фраза, применительно к постановлению Мехмеда, выглядит как вырванная из контекста. Но султану, конечно, виднее.)

(no subject)

У Бартольда в "Турция, ислам и христианство" прочитал:

"В XVIII в. греки и сербы довольно охотно возвращались из-под власти Австрии и Венеции под власть Турции; в 1878 г., перед вступлением австрийских войск, христиане и мусульмане собирались вместе дать отпор врагу и выражали свое единение полуславянской, полутурецкой фразой: «Мы смо бир» (бир по-турецки «один»).
Боснийские сербы, в 1875 г. своим восстанием положившие начало распадения Турции, после нескольких лет австрийского управления просили султана восстановить турецкое господство. После перехода Добруджи к Румынии жившие там русские казаки, некогда ушедшие из России, ушли из-под власти румын не на свою прежнюю родину, но снова под власть турок, в Малую Азию. Русский исследователь, посетивший их в начале XX в., передает их отзыв о турецком господстве: «Старый-то турчин больно хорош, под им и на Дунае хорошо было, пока рамын не пришел»."

Минорский, У русских подданных султана, М., 1902 стр. 19 (Отд. Оттиск из
«Этнографического обозрения», 1902, кн. 53)

(no subject)

Я бы не сказал, что вавилоняне такие уж практичные. Вот если бы они организовали ускоренные кулинарные курсы для мужчин, тогда сэкономили бы гораздо больше...

"Во время похода персидского флота на Самос вавилоняне подняли восстание, прекрасно подготовленное. За время правления мага и заговора семи, в течение всего этого смутного
времени, вавилоняне готовились к осаде и делали это, я полагаю, втайне. А когда началось открытое восстание, вавилоняне сделали вот что. Каждый выбрал себе по одной женщине (кроме матери), какую хотел; остальных же всех собрали вместе и задушили. А по одной женщине каждый оставил себе для приготовления пищи. Задушили же своих жен вавилоняне, чтобы не тратить на них пищи."

Геродот, История. 3. 150.

(no subject)

Я несколько раз перечитал этот очень красивый отрывок, повествующий о традициях и этикете тюркских народов, об отношении к женщине.

СТАВКА ХАНА.

Подошла ставка, которую они называют Урду-су (Орда), и мы увидели большой город, движущийся со своими жителями; в нем мечети и базары да дым от кухонь, взвивающийся по воздуху: они варят [пищу] во время самой езды своей, и лошади везут арбы с ними. Когда достигают места привала, то палатки снимают с арб и ставят на землю, так как они легко переносятся. Таким же образом они устраивают мечети и лавки. Мимо нас проехали жены султана, каждая из них со своими людьми отдельно…
Подъехал султан и расположился в своей ставке отдельно… Когда этот султан [Узбек] в пути, то он [живет] отдельно в ставке своей, и при нем [только] его невольники и сановники его, а каждая из его хатуней находится отдельно в своей ставке…
Когда приходит одна из них [хатуней], то султан встает перед нею и держит ее за руку, пока она всходит на престол. Что касается Тайтуглъ, то она царица и самая любимая из них [жена] у него. Он идет к ней навстречу до двери шатра, приветствует ее и берет ее за руку, а когда она взойдет на престол и усядется, тогда только садится [сам] султан. Все это происходит на глазах людей, без прикрытия.

Абу-абдаллах Мухаммед Ибн-Батута. «Подарок наблюдателям по части диковин стран и чудес путешествий».