Category: литература

(no subject)

На мой взгляд, это стихотворение можно назвать эталоном салонно-мещанской поэзии. Невыносимая пошлятина:

Лунные блики, стройные башни,
Тихие вздохи, и флейты, и шашни.
Пьяные запахи лилий и роз,
Вспышки далеких, невидимых гроз…

Леонид Каннегисер. 1915-й год.

(no subject)

"Итак, сам Гомер считает Геракла смертным человеком. Иероним же, философ, рассказывает о его внешности, говоря, что это – маленький, взъерошенный крепыш..."

Климент Александрийский. Увещевание к язычникам. Глава вторая, § XXX.
(Имеется в виду Иероним - философ 3-го века до н.э., последователь Аристотеля. Занимался историей литературы.)

Вот как было бы здорово, если бы какой-нибудь голливуд снял боевик (без намека на комедийность) про Геракла по описанию этого Иеронима-философа!

Donizetti: Lucia Di Lammermoor - Anna Moffo - 1971

Лючия ди Ламмермур (итальянское либретто Сальваторе Каммарано по мотивам романа Вальтера Скотта "Ламмермурская невеста") пожалуй, лучшая опера бельканто и вершина творчества Гаэтано Доницетти. И конечно же, необыкновенная Анна Моффо (колоратурное сопрано) в зените своей карьеры.

(no subject)

С. Постников.Прощание Гектора с Андромахой. 1863-й год.




У меня "Илиада" и "Одиссея" на флэшке записаны, слушаю, когда возможно.
Прощание Гектора с Андромахой - Песнь шестая "Илиады". Такое лирическое отступление на фоне непрерывной войны, которое можно было бы и не включать в состав поэмы, но Гомер вмещает сюда и трагический контраст грозной военной и мирной семейной жизни, и долг тех, кто со щитом, и долю тех, кто на щите. Я бы назвал эту часть поэмы "шедевром в шедевре".

За руку мужа взяла и такое промолвила слово:

"О, дорогой! Твоя храбрость погубит тебя. И не жалко

Малого сына тебе, ни меня, горемычной, кто скоро

Станет вдовою твоей, ибо скоро ахейские мужи

Все на тебя нападут и убьют. А тебя потерявши,





6-410





Лучше мне в землю сойти. Не будет мне радостей больше,

Если ты смерти навстречу пойдешь. Впереди ожидает

Только печаль. Нет отца у меня, нет и материм милой.

Первым отца моего умертвил Ахиллес богоравный,

В день, когда взял в Киликии высоковоротные Фивы,





6-415





Город прекрасный разрушив. Но он, хоть убил Этиона,

Все же доспехов не снял, оттого что в душе убоялся.

Вместе с оружием светлым его он сожжению предал,

Сверху ж могилу насыпал. И вязы кругом посадили

Горные нимфы, Эгидодержавного дочери Зевса.





6-420





Семеро братьев родных оставалось со мною в чертоге.

Все в один день отошли они вместе в обитель Аида,

Всех умертвил их герой богоравный Ахилл сын Пелея.

Пасших стада криворогих быков и овец белорунных.

Мать же мою, что в стране у лесистого Плака царила,





6-425





Ту он сначала под Трою привел среди прочей добычи,

Вскоре ж ее отпустил, получивши бесчисленный выкуп.

В отческом доме стрелой Артемида ее поразила.

Гектор, теперь для меня ты отец, ты и мать дорогая,

Ты мой единственный брат и ты же супруг мой цветущий.





6-430





Сжалься над нами сегодня, останься на башне высокой,

Чтобы его сиротой, а меня не покинуть вдовою.

Войско меж тем размести невдали от смоковницы дикой,

Там где доступнее город, где легче на стену взобраться.

Трижды на приступ уже покушались храбрейшие мужи





6-435





Под предводительством Идоменея, обоих Аяксов,

И богоравных Атридов, и мощного сына Тидея.

Вещий какой прорицатель, быть может, открыл им то место,

Или же собственный дух устремил их туда и направил".

И отвечал ей на то шлемовеющий Гектор великий:





6-440





"Сам я, жена, этим всем озабочен. Но страшно б стыдился

Я благородных троян и троянок, влачащих одежды,

Если бы здесь вдалеке, точно трус, уклонялся от битвы.

Да и противится сердце мое, оттого что приучен

Доблестным быть я всегда и сражаться средь первых троянцев,





6-445





Громкую славу отца, также славу свою соблюдая.

Знаю в душе хорошо и предчувствую сам это сердцем:

Будет когда-либо день, и погибнет священнаяТроя,

Вместе погибнет Приам и народ копьеносца Приама.

Но не страшат меня столько страдания прочих троянцев,





6-450





Даже Гекубы самой и отца скиптроносца Приама,

Бедствия братьев родных, что большою толпой и отважной

Все же полягут во прах под руками мужей супостатов, –

Сколько твои, Андромаха. В тот день меднобронный ахеец,

Льющую слезы, тебя уведет и похитит свободу.





6-455





Будешь ты в Аргосе ткать, под надзором жены чужеземной,

Будешь там воду носить из Мессеиса иль Гипереи,

Нехотя сильно, но все же нужда роковая заставит.

Скажет тогда кто-нибудь, увидав тебя, льющую слезы:

Гектора это жена, кто из храбрых наездников Трои





6-460





Первым в сраженьях бывал, когда бились вкруг стен Илиона.

Скажет он так. Для тебя же то будет страданием новым

Вспомнить о муже, кто мог бы тебя от неволи избавить.

Пусть же я раньше умру и могильной покроюсь землею,

Чем я услышу твой плач и твое похищенье увижу".





6-465





Молвив, блистательный Гектор к ребенку простер свои руки.

С криком дитя отвернулось к кормилице, пышно одетой,

К сердцу прижалось, испугано видом отца дорогого.

Меди оно устрашилось и гребня из гривы косматой,

Что колебался так грозно повыше блестящего шлема.





6-470





И улыбнулись почтенная мать и любезный родитель.

Шлем с головы своей снял блистательный Гектор великий,

Ярко сверкавшую медь положил он на землю поспешно,

Милое обнял дитя, на руках покачал и, поднявши,

Молвил, взывая с молитвой к Зевесу и прочим бессмертным:





6-475





"Зевс и вы, прочие боги! О, дайте, чтоб сын мой любезный

Сделался мужем, как я: наилучшим средь войска троянцев;

Дайте, чтоб силой был славен и силой царил в Илионе.

Пусть говорят про него, когда будет с войны возвращаться:

"Многим он лучше отца". Пусть доспехи, залитые кровью,





6-480





Снимет с врага и приносит и радует матери сердце".

Молвив, дитя возвращает он на руки милой супруге.

Сына взяла Андромаха, прижала к груди благовонной

И улыбнулась сквозь слезы. И сжалился Гектор над нею,

Нежно погладил рукой и такое промолвил ей слово:





6-485





"Милая, в сердце своем обо мне не печалься так много.

Против судьбы человек не пошлет меня в область Аида,

А от судьбы, полагаю, никто из людей не спасется,

Ни боязливый, ни храбрый, коль скоро на свет он родился.

Лучше, вернувшись домой, ты займись-ка там собственным делом,





6-490





Прялкой и ткацким станком – и блюди, чтоб служанки свершали

Точно работы свои. О войне ж позаботятся мужи,

Все, кто живет в Илионе, а я – наиболее прочих".

Так произнесши, блистательный Гектор свой шлем густогривый

Поднял с земли, а жена дорогая направилась к дому,





6-495





Все озираясь назад, проливая обильные слезы.

Вскоре вернулась в чертог, знаменитый богатым убранством,

Гектора мужеубийцы, где встретила много служанок.

И подняла Андромаха меж ними меж всеми рыданье.

Так еще заживо Гектор в своем был оплакан чертоге,





6-500





Ибо не ждали они, что домой он вернется обратно

С поля сраженья, избегнув отваги и силы ахеян.

(no subject)

Описание Гомером пещеры - жилища циклопа Полифема,а также его труда и быта, внушает уважение к одноглазому великану как крепкому,хозяйственному и работящему мужику:
" Все внимательно мы оглядели, вошедши в пещеру.
Полны были корзины сыров; ягнята, козлята
В стойлах теснились; по возрасту он разместил их отдельно:
Старших со старшими, средних со средними, новорожденных
С новорожденными; сывороткой были полны все сосуды,
Там же подойники, ведра стояли, готовые к дойке."
(Одиссея.9:218-223).
И далее:
" Коз и овец подоил, как у всех это принято делать,
И подложил сосунка после этого к каждой из маток.
Белого взял молока половину, мгновенно заквасил,
Тут же отжал и сложил в сплетенные прочно корзины,
А половину другую оставил в сосудах, чтоб мог он
Взять и попить молока, чтоб ему оно было на ужин.
Все дела, наконец, переделав свои со стараньем,
Яркий костер он разжег..."
(Там же,9:244-251).
Честно говоря,рассказ Одиссея,типичного пирата и разбойника,о жестокости и людоедстве циклопа выглядит на фоне этих описаний ложью.Видимо,шайка Одиссея получила достойный отпор от Полифема,не давшему себя ограбить.