Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

(no subject)

Афиней в "Пире мудрецов" цитирует недошедшую до нас комедию Амфида "Причитание":

"Любой из смертных, тот, кто наслаждения
Прибавить к быстрой жизни не старается,
Предоставляя ей идти иным путем,
По моему и многих мудрых мнению -
Пустой болван, навек богами проклятый."

И там же цитирует Хрисиппа:

"Зная, что смертным родился, старайся питать свою душу
Сладостью мудрых речей - не в еде для души ведь отрада.
Жалок я, евший так много и так наслаждавшийся в жизни!
Только с собой и унес я, что ум мой познал и что Музы
Дали прекрасного мне; а прочих благ я лишился."

А потом всё окончательно портит изречением Тимона:

"Первейшее из зол - желанье." ))))

(no subject)

Мне даже немного жаль этих весёлых ребят - греческих и римских сатиров, силенов и фавнов, жестоко назначенных христианскими богословами в дьяволы и лишённых своих свирелей и виноградных лоз.

(no subject)

Передают, что Умм Салама, да будет доволен ею Всевышний Аллах, рассказывала, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Вы обращаетесь ко мне со своими тяжбами, и может случиться, что один из вас более выразительно изложит свои доводы и я приму решение в его пользу, опираясь на то, что услышал. Если я незаслуженно присужу кому-нибудь то, что по праву должно достаться его брату, то тем самым я присужу ему часть адского пламени».
Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим.

(no subject)

В русской Википедии статья о "святом мученике " монахе Перфекте Кордовском заканчивается такими словами:

"Его мученичество было одно из самых первых в период гонений христиан при правлении эмир Кордовы Абд ар-Рахмана II, которое продолжалось до 860-х годов."
https://ru.wikipedia.org/wiki/Перфект_Кордовский

О том же пишет английская, немецкая и французская википедия, правда, увеличив срок "гонений" на сотню лет.

Немного подробнее об этих "гонениях".
Поступок монаха Перфектуса вызвал целую эпидемию "мученичества". Несколько дней спустя другой монах, по имени Исхак, предстал перед кади и обрушился на Мухаммада и на его религию с такой яростью, что кади, приняв его либо за пьяного, либо за ненормального, отвесил ему пощечину, дабы привести в чувство. Но Исхак не унимался, и кади не мог более потворствовать этому вопиющему нарушению закона. Несколько дней спустя после казни Исхака из его монастыря явились еще шесть монахов с очередными злобными нападками на Мухаммада. В Кордове как кади, так и эмир, правитель, – оба не хотели лишать жизни ни Перфектуса, ни Исхака, но допустить такие вопиющие нарушения закона тоже было невозможно. Так приняли "мученический венец" около пятидесяти человек. Их осуждали и епископ Кордовы, и мозарабы, крайне встревоженные этим вызывающим культом мученичества. Но у мучеников нашлись два сторонника. Священник по имени Евлогий и мирянин Пабло Альваро объявили их "воинами Бога", храбро сражавшимися за свою веру. Эти радетели предприняли изощренную моральную атаку на Ислам.

Мученики представляли все слои общества: среди них были мужчины и женщины, монахи, священники, миряне, простые люди и утонченные гуманитарии. Это отчаянное мученическое движение, возглавляемое Альваро и Евлогием, было направлено как против мусульман, так и против христианских мозарабов, которые считались культурными перебежчиками. Движение выдохлось, когда кади казнил самого Евлогия. Кади умолял Евлогия сохранить свою жизнь, символически подчинившись Исламу, – никто не станет контролировать его дальнейшее религиозное поведение – и не поддаваться этому "жалкому и роковому саморазрушению", подобно другим "дуракам и идиотам". Но Евлогий лишь попросил кади заточить свой меч.

Вот на этом, собственно, и закончились "гонения" на христиан в Кордове.

(no subject)

"...Образ Мухаммеда и его учения, который создали христиане Запада, чем дальше, тем больше становился неясным благодаря грубым вымыслам и наконец полностью был искажен бредовыми представлениями и злой клеветой…"

Hans Prutz. Kulturgeschichte der Kreuzzuge. В., 1883. S.73

https://ru.wikipedia.org/wiki/Прутц,_Ганс

(no subject)

Фреска периода барокко. Лютеранская церковь на шведском острове Готланд в диоцезе Висбю.
Посланник Аллаха прировнен к Папе Римскому. Святой Христофор выносит на плече младенца Иисуса из пучины, в которой тонут Папа и Мухаммед – оба они враги протестантской веры.



(no subject)

А вы говорите: "Ренессанс", "Просвещение", "научная революция", "свободомыслие", "права человека", "рационализм", " Вольтер, Монтескьё, Руссо, Дидро..."...

Церковь Пресвятой Богородицы, Дендермонде, Восточная Фландрия, Бельгия. Деревянная кафедра 17 века. Скульптор Mattheus van Beveren (ок.1630-1696). Человек, попранный ангелами и держащий в руках Коран, изображает, по замыслу скульптора, пророка Мухаммеда(с.а.с.). Скульптура символизирует торжество христианства над исламом.



(no subject)

Ибн Джарир ат-Табари сохранил для нас, потомков, молитву, которую произнес халиф Харун ар-Рашид внутри Каабы:

"О владеющий тем, в чём нуждаются просящие, и знающий помыслы тех, кто молчит. Любая просьба, обращённая к Тебе, может быть сразу отвергнута или сразу удовлетворена, и любое молчание Ты объемлешь Своим знанием, правдивым обещанием и необъятной милостью. Благослови Мухаммада и род Мухаммада, прости нам грехи наши и покрой наши прегрешения. Грехи не вредят Тебе, пороки не скрыты от Тебя, и прощение не уменьшает Твою [славу]. Ты окружил землю водой и воздух небом и выбрал для Себя [наилучшие] имена. Благослови Мухаммада и род Мухаммада и сделай за меня выбор во всех делах моих. О Тот, перед Кем смиряются голоса молящихся на любых языках! Я нуждаюсь в Твоём прощении после смерти, когда окажусь в могильной нише и оставлю свою семью и своих детей. Аллахумма, слава Твоя превыше любой другой славы настолько, насколько Ты превыше всех творений. Благослови Мухаммада так, чтобы он остался доволен, и благослови его так, чтобы благословение стало для него защитой, и отблагодари его за нас наилучшим образом. Аллахумма, позволь нам прожить счастливую жизнь и упокой нас мучениками, награди счастьем и щедрым уделом, не губи и не лишай Твоей [милости и опеки]."


Юлиус Кеккерт. Харун аль-Рашид принимает посланника Карла Великого в 786 году. 1864 год.

(no subject)

Предположительно портрет султана Салах-ад-Дина из "Книги знаний гениальных механических устройств" Аль-Джазари (12 век). Иллюстрация из рукописи 1354-го года.


Чтобы оценить благородство Салах-ад-Дина и мусульман, предлагаю к сравнению два отрывка из хроник христианских авторов:

"Невозможно было смотреть без ужаса, как валялись всюду тела убитых и разбросанные части тела и как вся земля была залита кровью. И не только обезображенные трупы и отрубленные головы представляли страшное зрелище, но еще более приводило в содрогание то, что сами победители с головы до пят были в крови и наводили ужас на всякого встречного. В черте храма, говорят, погибло около 10 тысяч врагов, не считая тех, что были убиты там и сям в городе и устилали улицы и площади; число их, говорят, было не меньше. Остальные части войска разбежались по городу и, выволакивая, как скот, из узких и отдаленных переулков несчастных, которые хотели укрыться там от смерти, убивали их. Другие, разделившись на отряды, врывались в дома и хватали отцов семейств с женами, детьми и всеми домочадцами и закалывали их мечами или сбрасывали с каких-либо возвышенных мест на землю, так что они погибали, разбившись. При этом каждый, ворвавшись в дом, обращал его в свою собственность со всем, что находилось в нем, ибо еще до взятия города было согласовано между крестоносцами, что по завоевании его каждый сможет владеть на вечные времена по праву собственности, без смущения, всем, что ему удастся захватить. Потому они особенно тщательно осматривали город и более дерзко убивали граждан. Они проникали в самые уединенные и тайные убежища, вламывались в дома жителей, и каждый вешал на дверях дома щит или какое-либо другое оружие, как знак для приближающегося — не останавливаться здесь, а проходить мимо, ибо место это уже занято другими."

ГИЙОМ ТИРСКИЙ «ИСТОРИЯ ДЕЯНИЙ В ЗАМОРСКИХ ЗЕМЛЯХ»
(О ВЗЯТИИ ИЕРУСАЛИМА В 1099 ГОДУ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОГО КРЕСТОВОГО ПОХОДА, ГДЕ ОДНИМ ИЗ ВОЖДЕЙ КРЕСТОНОСЦЕВ БЫЛ РАЙМОНД IV ТУЛУЗСКИЙ)



"Теперь я опишу, каким образом Саладин расставил стражу в Иерусалиме, чтобы сарацины не могли причинять оскорблений христианам, находившимся в городе. На каждой улице было поставлено по два рыцаря (то есть мусульманских) и десять простых воинов для охранения города, и они так хорошо исполняли свое дело, что никто не слыхал, чтобы христианам сделано было какое насилие; по мере того, как выкупившиеся выходили из Иерусалима, они располагались перед лагерем сарацин менее чем на расстоянии полета одной стрелы. Саладин приказал ограждать днем и ночью христианский стан, чтобы им не делалось никаких оскорблений и чтобы мошенники не могли туда проникнуть. Когда заплатившие выкуп вышли за город, в Иерусалиме оставалось еще много бедных. Сальфедин пришел к Саладину, своему брату, и сказал ему: «Государь, я помогал завоеванию страны и народа, а потому прошу вас: дайте мне тысячу рабов из оставшихся в городе». Саладин спросил, что он хочет с ними делать, а тот отвечал, что намерен поступить с ними, как ему будет угодно. Саладин дал ему требуемое и приказал своим людям отсчитать тысячу рабов; так и было сделано. Когда Сальфедин получил тысячу бедных, он освободил их для Бога. Тогда и патриарх просил Саладина дать и ему во имя Бога бедных, которые не могут выкупиться; он дал ему 700. Патриарх освободил их. Потом Балиан попросил себе бедных у Саладина; и он дал ему 500. Балиан освободил их. Тогда Саладин сказал своим людям: «Сальфедин, мой брат, сделал милостыню; патриарх и Балиан то же самое; теперь и я хочу сделать свою милостыню». Тогда он приказал своим людям открыть проход Св. Ладра и объявить в городе, чтобы все бедные выходили, повелев при этом заключить в темницу таких, при обыске которых будет найдено то, чем они могли выкупиться; старых людей вывести за город, а юношей и молодых женщин поставить между двух стен. Осмотр и вывод продолжались от восхода солнца до заката, и они были выпущены через проход. Такую милостыню оказал Саладин бесчисленным бедным. После того сосчитали оставшихся, и их оказалось 11 тысяч. Патриарх и Балиан пришли к Саладину и просили его именем Бога взять их самих в заложники и освободить остальных бедных, пока христианство не выкупит их. Саладин отвечал, что он не хочет иметь двух человек за 11 тысяч и чтобы они больше не говорили ему о том; и они не говорили больше.

Саладин сделал еще одну великую любезность (un grant courtoisie), когда дамы из горожанок и дочери рыцарей, убежавшие в Иерусалим, мужья которых были взяты или убиты в сражении, выйдя из Иерусалима после выкупа, пришли к Саладину и умоляли его о пощаде (crier li merci). Саладин, увидя их, спросил, кто они, и ему отвечали, что это жены и дочери рыцарей, убитых или взятых в сражении, тогда он обратился к ним с вопросом, чего они желают; они ему говорили, что просят его именем Бога сжалиться над ними, бароны которых (то есть мужья и отцы) в темнице, а земли утрачены; и да поможет им в том Бог. Когда Саладин увидел их плачущими, он возымел великую жалость и приказал им справиться, живы ли их господа (seignors), и выпустить всех, которые окажутся в темницах; и всех, кого нашли, выпустили. После того он приказал щедро наградить из своего имущества тех дам и девиц, которых отцы или господа умерли; одним было дано больше, другим меньше, смотря по состоянию. Им дали столько, что они прославили перед Богом и добрыми людьми (au siecle du bien) благодеяние, оказанное им Саладином.

Когда все христиане, имевшие право уйти из Иерусалима, вышли, мусульмане изумлялись, не понимая, откуда могло взяться столько народу, и говорили Саладину, что из города выходит такое множество христиан, что они не могут вместе идти. Саладин разделил их на три части: тамплиеры должны были вести одну часть, другую — госпитальеры, и Балиан с патриархом — третью. Когда они были разделены таким образом, он дал каждому отделу по 50 рыцарей (мусульман), чтобы охранять их до самой христианской земли. И я расскажу вам, как они их вели и охраняли. Двадцать пять рыцарей ехали впереди; пообедав, они ложились спать и днем давали корм лошадям; поужинав же, садились снова на лошадей и шли всю ночь с христианами, чтобы сарацинские воры не пробрались в их среду. Ехавшие же сзади, когда видели мужчин, женщин или детей уставших, спешивали своих оруженосцев и сажали уставших до пристанища, а детей брали к себе и помещали впереди или сзади на лошадях. Когда они останавливались для отдыха, то ужинали, ложились спать, и на следующий день авангард менялся с арьергардом. В опасных местах они вооружали христиан и приказывали им охранять проход, пока не пройдут все. Во время стоянок местные жители приносили им пищу в таком количестве, что христиане имели всего в изобилии.

Патриарх и Балиан оставались последними, в надежде выпросить у Саладина остальных христиан. Саладин приказал конвоировать христиан таким образом, пока они шли по его стране, до владений графа Триполи; когда же они прибыли в Триполи, то граф Триполи приказал запереть ворота и не впускать никого; даже выслать своих рыцарей в поле, чтобы отнять у них то имущество, которое им представил Саладин. Большая часть бедных удалилась в земли Антиохии и Армении; другие остались у Триполи и после были впущены туда. Но жители Аскалона не нашли себе приема в окрестных замках, и потому пошли на зимовку в Александрию; когда христиане приблизились к Александрии, паша (bailli) устроил им стан, окружил его и приказал охранять, чтобы с ними не произошло какого-нибудь бедствия. Так они благополучно провели зиму до марта, когда они пустились морем в христианскую землю.

При этом я расскажу вам, как поступали с ними в Александрии. Сарацинские старшины (prodome, то есть prudhommes) города Александрии выходили ежедневно за город и награждали христиан деньгами и хлебом. Богатые же люди, имевшие довольно денег, закупили товары, поместили их на корабли и, отправившись за море, нажились. Вот что с ними приключилось: в Александрии зимовало 38 кораблей пизанских, генуэзских, венецианских и других наций, делавших большие закупки к марту. Когда наступил март и те, которые наняли корабли, сели на них, осталось, по крайней мере, тысяча христиан, которые не могли ни нанять кораблей, ни купить съестных припасов для помещения на них. Хозяева кораблей пришли к александрийскому паше для уплаты ему того, что следовало, и просили возвратить им паруса и рули, желая при первой хорошей погоде и ветре выйти в море. Паша же отвечал им, что они не получат от него ни рулей, ни парусов, пока не поместят на корабли всех бедных христиан. Но они отказывались, говоря, что бедные не имеют ничего, чтобы заплатить за переезд и купить съестные припасы. «Что же вы хотите сделать?» — спросил паша. Они отвечали, что оставят их и не возьмут на корабли. Тогда паша спросил их, христиане ли они, что они подтвердили. «Как же, — продолжал паша, — вы хотите оставить их в рабстве у Саладина? Это невозможно, вы должны их взять с собой. И вот как я поступлю в этом случае, для Бога и для них: я дам им столько хлеба и воды, сколько им нужно, а вы посадите их на корабли; иначе я не отдам вам ни рулей, ни парусов». Когда мореходы увидели, что им нечего делать, они согласились. «Но вы дайте мне клятву, — сказал паша, — призвав всех святых, что вы отвезете их как следует в христианскую землю и не высадите их за то, что я принудил вас, иначе, как вместе с богатыми людьми, и не причините им никакого зла; если же я узнаю, что вы поступили с ними дурно, то я отомщу на купцах вашей земли, которые явятся в нашу страну»."

БЕРНАРД КАЗНАЧЕЙ
ИСТОРИЯ ЗАВОЕВАНИЯ ЗАМОРСКОЙ ЗЕМЛИ.

коран

Аллах не возлагает на человека сверх его возможностей. Ему достанется то, что он приобрел, и против него будет то, что он приобрел. Господь наш! Не наказывай нас, если мы позабыли или ошиблись. Господь наш! Не возлагай на нас бремя, которое Ты возложил на наших предшественников. Господь наш! Не обременяй нас тем, что нам не под силу. Будь снисходителен к нам! Прости нас и помилуй! Ты – наш Покровитель. Помоги же нам одержать верх над неверующими людьми.

2:286.